Thursday, November 5, 2015

Translation of Alexey Mozgovoy's Poem No. 32

Simply sorry and sore I am for you

Only regret is what remains,
All other feelings are now dead.
Seeing heaven’s shimmer in your glaze
Perhaps I might, I might have only dreamt.

Faults out of the blue were moving in,
And flaws reversed the good old edict.
And the spring that ours used to be
Got reduced to a falling broken wing.

The sunset changed so fast into a dawn,
For we thought a moment only passed.
But when everything is gone at last,
There‘s peace where once was a heart.

Now there’s nothing, no dream, no life,
No feeling, no passion, no spark, no light.
And the daybreak beam just for one
Now seems so common, so oddly trite.

As usual the mist will betray what it hides,
And its dew will sprinkle morning grass,
Even my poem may die in the final dot:
“Forget so well so that none will ever know.”

That’s how I forget. The past’s closed and cut!
So there is nothing—nothing left to regret.
And still—one regret does stain my heart,
And it’s you, but not anymore the two of us!

Мне просто жаль Вас...

Теперь осталась только жалость,
Других эмоций больше нет.
А может раньше лишь казалось...
Что в этом взгляде неба свет.

Вдруг проявились недостатки,
Изъяны стали вдруг видны.
А в памяти кружат остатки,
Большой и чувственной весны.

Закат сменялся в миг рассветом,
А нам казалось, час прошёл.
Теперь ушло всё, бродит где то,
Покой на сердце снизошёл.

Теперь всё стало безразличным,
Ни чувств, ни страсти... ни чего...
И как то сразу стал привычным,
Рассветный луч для одного...

Туман как водится растаял,
В траву росою он упал.
И точку он во всём поставил,
Сказал... забудь... как и не знал.

Забыл, и вспоминать не смею.
Нет в сердце грусти ни о чём.
Есть только жалость, Вас...
Но мне не жаль, не видеть нас...

No comments:

Post a Comment