Monday, June 6, 2016

What to do? On the political and ideological wavering and brooding of Strelkov's Novorossia Movement (which should have been the Novorossiya/Russian National Front)

The January 25 Committee in St. Petersburg discovered the harmatia or tragic flaw, i.e. Achilles heal, in its attempt to save Russia, and its name is ontology--the understanding, science, account or thinking of Being. To some or perhaps to many, this may appear as the escape of the patriots or the revolutionaries into the outer space of metaphysics. To others, this might also be yet another success in subversion, which smacks of Duginism and its attempt to bring Heidegger's "ontology," the occult teaching of fascist death, to oligarchic Russia as the next, "organic" stage of its evolution (degradation).

"Ontology" is understood as both the necessary and the missing basis of "ideology." Ideology appears to be understood both as a common faith and a common consensus about a program of action. While, as a Platonist, I can only hail anything that promises restoration of respect and honor to philosophy and serious thinking, I do suspect that "ontology" serves here for now as an escape and surrogate for a real, truly honest (and hence possibly much difficult and troubling) basic POLITICAL diagnosis of the situation and the existing choices. Such a diagnosis requires acknowledgement that Russia today is a colony under external management and that Putin himself is part of it--just as its liberal class and that the security apparatus' main function today is to secure and defend this colonial status and dependence. Lenin once compared imperialism to a rotting corpse. The historical and cultural paradox, irony, and revenge of history is that, once the elite sold the Soviet Union (and there was already the strategic decision of the communist party's politburo to roll back the world system of socialism back in 1975), the Soviet Union and its post mortem doppelganger, the RF, metastasized into a corpse infiltrated by worms and larvae, not infrequently positing themselves as part of the original flesh of the host. If this picture looks disgusting, it is because its reality is disgusting.

Now the Petersburg Committee sees and senses the danger of anachronism or trying to fight and win one of the previous wars instead of grasping the essence of the current conflict and ways of how to win it. That's why "nationalism" is being rejected--while the resurgence and systematic support of (new) fascism by neo-liberalism/neo-conservatism and its Russian lackeys appears to be ignored.

However, this anachronism appears to be committed right away by the Committee itself when two options in particular are identified as a return to some old "Byzantine" format or even to a USSR (1.0 rather than 2.0). Both options are fantastic and ahistorical. With respect to a return to a USSR, it is obvious that both objective and subjective conditions for something like that are missing. There is no Bolshevik party, there is no revolutionary working class, and the current colonial, neo-liberal regime resembles much more the pro-Bandera Ukrainian oligarchs than the Russian bourgeoisie from one hundred years ago. To paraphrase Marx, we may still don the costumes of the Romans or the Jacobins or the old Bolsheviks, but Heraclitus was right: one cannot step into the river of time twice into the same current.

However the ideological and political problems haunting and pursuing Russia today as well as the Committee does concern very much finding the right position between Charybdis of demonization of the Soviet past and achievements and Scylla of identifying correctly and precisely the wrongs, including those which led seemingly inevitably toward the massive, well prepared and planned betrayal and dissolution of the system from above with massive acquiescence from below. In order to be brief and to limit myself to the essential, the key issue was and still is the question of labor (the question of man as a social being). The Soviet Union thrived and was able to win World War II and defeat fascism as long as it treated labor (people) better than its enemies and opponents. Once this was no longer true or so, the system started to decay and rot. Today's comprador oligarchs treat the people (labor) much like locust treats the grass. In this respect, uncaring arrogance of the bureaucrats from the 1980s dwarfs in comparison with the nihilistic "ethos" of today's gravediggers of Russia.

A positive program for the future cannot be viable with a positive attitude and gratitude for all the positive accomplishments and greatness of the Soviet Union. In this regard, social justice cannot and should not be thought of being a mere necessary add-on to the program. For social justice pertains to the absolutely central question--the question of the people or labor and how they are to be treated, respected and liberated. That's the key. All else is secondary. For the law of history is severe--only those who can solve the issue of labor, which is the emancipation and liberation of its productive and creative forces, best or properly do have the right to survive, live and win the key struggles of the time. Those who can't are bound to perish.

The communists were able to solve this and they held this victory for several decades against overwhelming odds. But their fatal hubris was to assume that once they succeeded that they thereby secured and that would hold forever a monopoly on the solution, right answers, and the truth.

However, in the beginning, theBolsheviks formulated the answers correctly, effectively and simply enough: an eight-hour working day, guaranteed leisure/rest, respect for the working people, respect for the talents of the people from the working classes, ensured widely accessible education and health care. One and the first and key thing, which the socialist systems sacrificed was respect for labor—the people. No self-respecting people and no truly productive system can forgive that.

The other part of my constructive criticism concerns the other key dimension of the analytical endeavor of the Committee. From the report, it appears that the Committee takes too lightly the fundamental fact of the colonial nature of the Putinist regime. The colonial dependency means that there are strategies and contingencies in place, but that the decisive ones are not made in Moscow. They originate from elsewhere. Thus, before one may seek answers and solutions, one should first try to figure out what Western plans or strategies are being pursued and implemented in Russia today via its “ruling elite”—the post-Yeltsin oligarchic thugs.

To repeat, while the infighting in the Russian elite is important, it is currently subordinate to what it is allowed to do by its external, foreign curators. If one floor in the Ukrainian SBU is staffed by Americans, then entire floors of the Russian elite follow cues and scripts written and formulated by the Cold War winners. The Russian Central Bank is perhaps just the most glaring and transparent example.

In this respect, the statement by German president Joachim Gauk at the latest rounds of the Russo-German Potsdam roundtable is very telling ( He stated that what is needed above all from Russia at this point is for the Russians to “repent” for their Soviet past. If the Cold War was won by the US and the West in a way, which tried to cover up the fact of Soviet capitulation by its leadership (much necessary not least because the capitulation and dissolution was a well planned, gradual treason from above) from the Soviet people themselves as much as possible, the West today is inclined to raise the Russian degradation and self-effacement to yet another level—a more thorough act of self-effacement and capitulation is required to make the surrender and defeat sealed with an act of its own will and consent. The defeat is to be verified and sealed for good. Once this happens, new demands (in addition to the secret ones) can be asserted and even stated so that the accomplice of the surrender is not only the leadership, the VIP conspirators, but finally the people themselves. In exchange, the West would offer a share in the plunder of Russia to a new generation of oligarchs and riches nouveaux, share more technology, more debt and perhaps even modernize few selected pockets, areas or cities. However, for this to happen, it is highly desirable for the West that not just Russia’s elite, but also society commits itself to a moral, cultural and political defeat and inferiority. Of course, with the salaries and pensions being pushed to $100 and even lower, Russian oligarchs already accomplished in this direction a lot. Moreover, for the last 30 years or so, the country’s leadership demonstrated and tried to prove very zealously that there is nothing and no one they would not be eager to sell or betray.

As a result, the strategic and tactical options of the Empire have grown massively, while the options and freedom of action available to Russia have shrunken considerably.

The other massive impediment is that, as the assets such as Kurginyan, Starikov, E. Fyodorov, Sergey Mikhalkov, Zyuganov, Zhirinovsky, Posner, Prosvernin and others show, nearly anything that looks like a potential for salvation is being infiltrated.

At the beginning of the 20th century, thanks to the communist message, Russia started off the new independence movement and national liberation. Through self-abolishment, the Russian people are now being most viciously re-colonized.

In this regard, the old axiom or truism still remains its validity: “No one can be saved against his own will.” The corollary to this—as if on the opposite side—is also the following: “The worst damnation is the one to which one has willingly submitted oneself.” Massive resources have been spent to realize the latter.

For Russia to survive, its own people do need to make a clear and true choice between saving themselves and self-abnegation. But this requires nothing else than reclaiming their souls, hearts and minds from their Judases, their traitors. Here also lies the only hope for the Committee—the only way and the only hope is to win back the hearts and minds of the people on the side of the country’s salvation and rebirth, its new renaissance. This cannot be achieved with oligarchs, thieves and traitors in power. Even Ukraine cannot be won back with these oligarchs. What the oligarchs offer does not extend much beyond lies, plunder and treason. In comparison with the oligarchs-prostitutes, even oligarchs turned fascists look like paragons of principles.

All this boils down to this—not to ontology as such—but down to the question: Who cares about the people more and better? And whose claim and program in this respect would look better and more credible? The only true way to winning people’s hearts and minds is to win back for them their worth, dignity and respect and through this then also their well-being. Such respect for the people, however/of course, means the utmost prejudice against the swindlers and the thugs. Even stated “neutrality” won’t do in this regard.

To sum up, the Russian national question is really the labor question, and the positive solution of the labor question holds the key not only to the national question, but also to the question of Russian survival and salvation. There is no other ford, no other pass. Unless one is either deceived or wants to deceive or unless one wants to encourage or blindly walk into new fascism.
Societies are strong and thrive by virtue of their social tissue and links—to the extent to which they care and to the extent they are willing and ready to help and assist its members—to the extent to which they defend themselves and stand up for themselves. In this regard, as in war, every defense is a collective enterprise. Society that abandons their own is sooner or later itself abandoned. An army of egoists is an oxymoron.

El Murid reported (

В субботу и воскресенье у нас в Петербурге прошли два небольших мероприятия, которые могут не иметь какого-то особенного продолжения, а могут и иметь - причем довольно "долгоиграющее". Изложу личные впечатления и выводы (в прошлый раз я писал лишь впечатления, причем по "горячим следам" - сейчас уже все улеглось и можно систематизировать).
В субботу был проведен "реактор" у Переслегиных. По сути - это некоторый аналог обычного "мозгового штурма", но только аналог, не более того. В целом мероприятие было очень бодрым, и было заметно, что технология "знаниевого реактора" у Переслегиных отработана как часы. Во всяком случае, даже того, что "вытащил" Сергей Борисович в качестве сборки, заслуживает внимания, а в совокупности с предложенными им моделями средне- и долгосрочного развития дает весьма богатую пищу.
До реактора я полагал, что будут созданы модели, на основе которых можно будет делать прогнозы и отрабатывать какие-то программы и планы действий. Оказалось, что до моделей еще нужно дожить.
Мы уяснили, чего у нас точно на данный момент нет. Причем не только у нас, проблема носит общий для всей российской политики характер. Так что парадоксальная ситуация: мы в каком-то смысле находимся на одинаковых стартовых позициях и с действующей властью, и с любыми прочими политическими и общественными группами и течениями.
Вывод реактора оказался следующим: в России нет своей собственной онтологии, направленной в будущее. Нет ее и у комитета 25 января (к переименованию я вернусь чуть позже) - так что мы здесь не лучше и не хуже остальных. Государство лишено своей онтологии в силу сознательного отказа от идеологии, политические силы работают в идеологическом поле, направленном в прошлое - кто в социализм, кто в светлое прошлое хрустящих булок и упоительных вечеров, кто вообще в нечто сферически-вакуумное. С направленностью в будущее, при этом с опорой на баланс прошлого, плохо у всех - причем в одинаковой мере.
Поэтому тот, кто сможет предложить относительно сбалансированное видение бытия, отвечающее двум ключевым параметрам - опорой на прошлое и нацелленостью в будущее, тот и сможет предложить стране свою повестку.
В скобках отмечу, что этот вывод перекликается с тем выводом, который я сделал, изучая ИГИЛ - Исламское государство сумело (в отличие от всех остальных радикальных исламистских течений и идеологий) создать такую непротиворечивую картину мира, в которую "вписалось" мгновенно и сразу огромное число мусульман всего мира. Она направлена не в будущее, в чем и состоит критическая проблема ИГИЛ, которая ему в итоге аукнется, но по крайней мере задачу создания своей собственной онтологии они решили - потому и соответствующий результат, который мы наблюдаем.
Собственно, выводы реактора позволяют мне в очередной раз признать, что московский К-25, поддавшись на нахрапистость своего националистического "крыла", совершил ошибку, пойдя на переформатирование себя в обычную националистическую группировку - такое переформатирование вписывается в вывод реактора об отсутствии разделяемой большинством картины мира и бытия, направленной в будущее. Национализм - это не про будущее, это всегда про прошлое. Именно поэтому шансов у него нет и не будет, как бы привлекательно и горячо не убеждали бы нас в обратном. (Однако я забежал вперед)
Второй вывод реактора заключается в полном и поголовном отсутствии стратегии в России - опять же, как у власти, так и у всех иных общественных и политических групп. Есть сюжет - то есть, определенная последовательность событий, совершаемых вне зависимости от действий всех участников этих событий. В рамках этого сюжета и протекает вся российская действительнсть. С фактической точки рения это означает - что бы мы ни делали, мы либо плывем по течению сюжета, либо течение несет нас вне зависимости от нашего желания или усилий. Почему это так - ответ один: ни у кого нет стратегии действий.
Нет стратегии - то есть, ответа на вопросы: "Зачем мы это делаем?", "Во имя чего мы это делаем?", "Почему это делаем именно мы?" Соответственно, либо вообще нет, либо есть, но очень невнятно ответы на вопросы: "Что делаем?" и "Чего хотим?" Отсутствие ключевых ответов полностью размывает понятия акторов стратегии, ее бенефициаров, союзников и противников. Отсутствие стратегии создает проблему для определения ее контекста (ресурсы, угрозы, противоречия, списков того, что мешает ее реализации и того, что помогает). Наконец, отсутствует перечень (в динамике) наших слабых и сильных сторон с точки зрения включения их в список критических ресурсов.
В общем, в совокупности ни у одной силы в России этого нет ничего - разве что фрагментарно и очень несистемно. И это - вторая проблема после отсутствия онтологической картины мира.
Со всем остальным гораздо лучше, однако отсутствие высших смыслов делает любые действия блуждающими, а значит - единственной позитивной политикой, на которую можно надеяться, является политика, ориентированная на чудо. Кстати, это не означает, что чуда быть не может, однако понятно: опираться на столь зыбкий шанс в проведении осмысленных действий - не самое разумное.
Судя по всему, парадокс происходящего в том, что сугубо рационально, с технократических позиций, решить проблему выработки онтологии и создание на ее основе стратегии действий возможно - но для этого нужно полностью исключить любые "измы" и сделать еще один выбор, о котором я писал вчера.
Судя по моделям Переслегина, сюжетная линия, которая тащит нас в будущее, задана жестким внутренним противоречием (без малейших шансов найти баланс) между двумя ключевыми группами и позициями современной России: ориентирующимся на 4 уклад группировкой ОПК (или ВПК, если угодно) и стремящимся в 5 уклад финансистами
(для наглядности я приведу схему самого Переслегина, хотя расшифровывать ее не буду)…/1655…/353489/353489_600.jpg
На сегодня сложилось противоречие, у которого нет и не может быть баланса интересов (сегодня такой баланс обеспечивается фигурой президента, фактически являющегося заложником ситуации и неспособного без его разрушения изменить свою позицию - причем вообще неважно, как зовут этого президента, он в данном случае безликая функция). А это в практическом плане означает только одно: единственным возможным позитивным выходом из сложившейся кризисной ситуации становится выбор одной из имеющихся сил с целью ее поддержки и разрушения сложившегося неустойчивого равновесия. При этом нас все равно ожидает катастрофический сценарий в случае любого выбора.
Поддержка ВПК и снос финансовой олигархии приведет нас в сценарий "СССР-2" (а по мнению Переслегина, это вообще будет "СССР-1" в его не самом лучшей копии-клоне), который закончится тем же - стагнацией и новым либеральным реваншем. В случае поддержки и победы финансово-либеральной группировки мы попадаем в сценарий "Византии" - то есть, архивной копии западной цивилизации, которая сегодня переживает этап своего крушения и переформатирования. В итоге мы повторим судьбу Византии-1 - то есть, нас в итоге дезинтегрируют. (Все это я пишу одним абзацем, но на реакторе об этом всем говорилось долго и подробно)
При этом нас все равно ожидают либо внешняя война, либо внутренняя гражданская война (неизвестной сегодня интенсивности).
Однако слом сегодняшнего неустойчивого равновесия произойдет все равно - это сюжет, в котором мы живем, и который отменить невозможно. Мы можем лишь попытаться выбрать какую-то его ветвь и направление.
Позитивный сценарий возможен (на схеме он обозначен как "Третий сценарий"), однако для его реализации и в одном, и в другом случае требуется та самая "дикая карта" (не путать с "черным лебедем"), которую мы тоже добросовестно пытались найти. Но так и не нашли.
Складывая сказанное ранее и сценарии сюжета, можно с очень высокой долей уверенности сказать, что "дикой картой" в сложившейся картине может стать сила, которая создаст новую онтологию и выработает на ее основе стратегию действий. Однако для этого, как я говорил, требуется выбор: кого именно из двух сил поддержит эта сила. Парадокс в том, что разницы вообще никакой - и условные либералы, и не менее условные государстенники в нынешней элите все равно не имеют будущего, однако сносить их обоих одновременно не сможет никто - разве что произойдет какой-то полный Армагеддон, который вообще дезинегрирует все российское пространство.
По моим личным вкусовым предпочтениям, поддерживать либералов гораздо противнее, мерзее и гаже.
Вот, пожалуй, мой личный вывод из прошедшего реактора. Точнее, даже не вывод, а понимание полученных результатов. А вот теперь и возникает вывод.
Созданный "Комитет 25 января" может стать очень хорошей площадкой, которая способна будет попытаться решить три ключевые задачи, которые вытекают из понимания результатов реактора.
Первая задача - создание площадки, которая станет организующей силой для выработки (повторюсь - абсолютно рациональной и технократической задачи) онтологии, способной стать основой для будущей государственной идеологии.
Вторая задача - организация на базе такой технической площадки двух базовых рабочих групп (понятно, что по мере возникновения подзадач эти группы будут создавать и свои собственные подгруппы), которые займутся разработкой онтологии и стратегии действий (уточню - не программы, а именно базовой стратегии: это принципиально разные вещи).
Снова в скобках отмечу, что обе задачи выглядят совершенно нетривиальными. Скажем, создать онтологию по типу ИГИЛ, котоая направлена в прошлое) - плевое дело. Немножко травоядного национализма, много-много социальной справедливости, слегка православия и "традиционного" ислама в потребных пропорциях плюс много-много популизма - получите и распишитесь. Только у такого описания бытия нет будущего - оно всё в прошлом. Хотя можно сделать из нее лубок и красоту. В том и основная сложность - сделать все красиво, но устремленное в будущее. Очень нетривиально, повторюсь.
Тем не менее, хорошо, что теперь понятно, что делать.
Наконец, третья задача - отработка сценария "переходного периода" - то есть, этапа слома баланса и уничтожения одной из группировок, которые сегодня "висят" друг над другом и, соответственно, над нами, с каждым днем такого "зависания" ухудшающие шансы на хоть какой-то позитивный результат. Нужно понимать, что переходный период внешне будет выглядеть как революция, да и будет ею являться в реальности. А значит - будет обладать огромным потенциалом неустойчивости и соблазном для многих и многих субъектов (внешних и внутренних) вмешаться в данный процесс. В этом и заключается сложность третьей задачи - требуется такой сценарий действий, который проведет нас по краю, в кратчайшие сроки и главное - выведет в относительно устойчивое состояние внутри границ стратегии, которая будет отрабатываться в рамках решения второй задачи.
Если описанное мной выглядит сложным и не во всем понятным, то, к сожалению, пока не могу ничем помочь - расшифровывать сказанное нужно по отдельности и очень подробно. Здесь не совсем тот самый формат - это все-таки ЖЖ.
Могу сказать, что я полагаю, что петербургскому региональному отделению К-25 в инициативном порядке вполне по силам взять на себя решение первой задачи - нужно в самые короткие сроки создавать площадку, схемы конференций и коммуникаций, создавать рамочно рабочие группы для выполнения двух следующих задач и организовывать поиск и приглашение к работе людей со всей страны. Естественно, что обращаться к властям с подобной инициативой совершенно бессмысленно - во-первых, все утонет, во-вторых, предлагать власти отрабатывать сценарии ее переформатирования - это как-то зело нездраво с точки зрения психиатрии.
Собственно, поэтому вопрос - вступаем мы в созданную националистическую ОРНД или гордо отказываемся - в данном случае становится неактуальным. Если господам из националистического крыла К-25 захотелось отчитаться о создании стомиллионной (не по численности, а по порядковому номеру) националистической организации в России - пусть отчитываются. Мы не хотим устраивать нудные расколы и разбирательства - кто более горячо и пламенно любит русский народ. По итогам встречи со Стрелковым мы вроде бы пришли к решению, что до принятия устава организации оба названия - ОРНД и К-25 равнозначны, а потому пока проблемы раскола нет.
На этой неделе мы собираемся в Петербурге по сугубо рабочим вопросам, которые возникли после проведения реактора, и я надеюсь, что сказанное выше будет также обсуждаться и по нему будет принято решение. В общем-то, все уже вполне понятно и прозрачно - нужно просто делать.
Лично я прямо сейчас постараюсь до конца июня-середины июля запустить две технические площадки - интернет-радио и сайт рабочих групп. Завтра буду в Москве, думаю, что сумею в чем-то заинтересовать московских слушателей. В четверг в Петербурге будет Сулакшин - надеюсь, что наше петербурское отделение сможет с ним встретиться и поговорить, тем более, что принципиальных противоречий я лично не наблюдаю.
Конечно, хотелось бы уже начать встречаться и с представителями бизнеса - на всё про всё нужны ресурсы (не только деньги). И уже срочно. Видимо, будем бросать клич и просить помощи у частных лиц (с учетом странной политики ЖЖ я не буду публиковать счета и реквизиты - они есть в моем профиле). Времени до слома баланса, как можно понять из прогнозов Переслегина и упоминавшегося Сулакшина, остается немного. От силы год-полтора-два. Конфликт между властными группировками уже вошел в холодную (а возможно, уже и в теплую) фазу - маркеров предостаточно. Поэтому если мы не хотим повторить украинский сценарий, в котором проиграли все, кроме воров и олигархов, то заниматься проблемой нужно уже сейчас. Время есть, хотя его и мало.

No comments:

Post a Comment